Будущее - за объединением

В конце 2008 года в Москве состоялся съезд одного из крупнейших независимых профсоюзных объединений России – Всероссийской конфедерации труда (ВКТ). Сегодня само существование профсоюзов, не аффилированных с властью и администрациями крупных корпораций, кажется большим достижением. Но кроме давления властей (подчас весьма жесткого), свободные профсоюзы сталкиваются и с новыми способами эксплуатации работников, перегибами трудового законодательства, недобросовестной политикой работодателей. Об этом и многом другом мы поговорим с избранным на новый срок президентом ВКТ Борисом Кравченко.

Борис Евгеньевич, какие основные достижения ВКТ были отмечены на прошедшем съезде и какие новые задачи ставит перед собой ваш профцентр?

Многие наблюдатели, журналисты, специалисты, профсоюзные активисты оценивают развитие нашего профцентра как достаточно позитивное, динамичное. И, видимо, это действительно так.Три года назад мы начинали на руинах: мы проиграли несколько достаточно важных кампаний, находились под финансово-административным давлением, прессингом финансовых группировок, в частности, в ходе забастовочных действий на Норильском горно-металлургическом комбинате. Это давление было достаточно серьезное: начался отток специалистов, появились серьезные лакуны в руководстве. Не было даже рабочего помещения.

В этих условиях в октябре 2005 года мы собрали наш пятый съезд. Мы решили, что требуется создать конфедерацию профсоюзов, необходимую ее субъектам – металлургам, работникам общественного обслуживания, автомобилестроителям, работникам других профессий. Для этого нужно: во-первых, вернуться к демократическим принципам работы профцентра, чтобы сами члены профсоюзов-участников определяли ее политику. А во-вторых, развиться в тех секторах экономики, где ВКТ представлена слабо. Проконсультировавшись с членами организации, проведя тщательный анализ, мы выделили несколько секторов, в которых начали активную деятельность по поддержке самоорганизации трудящихся в независимые профсоюзы. Это прежде всего автомобилестроение, пищевая промышленность, торговля, услуги и т.д. Мы начали ряд кампаний по поддержке самоорганизаций работников в этих отраслях.

Исходные ресурсы и средства для нашей работы были таковы, что вместо полноценного аппарата Конфедерации был сформирован фактически проектный офис, на плечи немногочисленных сотрудников которого легла вся основная тяжесть по организации работы по важнейшим направлениям. Здесь уже было не до чинов и званий. Выборным лицам, президенту и вице-президентам вместе с сотрудниками аппарата пришлось брать на себя все организационные, технические и прочие функции.

Нужно сказать честно, что последовавший всплеск создания профсоюзных организаций в этих и других отраслях в меньшей степени связан с деятельностью ВКТ. Сказалась востребованность в профсоюзной защите наемных работников, заметно возросшая в ходе экономических преобразований, в условиях экономического роста, массового прихода транснациональных корпораций в экономику Российской Федерации. Мы же смогли предложить свои идеи по созданию нормальных профсоюзов, свою методическую помощь, солидарную поддержку, базовую инфраструктуру для легализации профсоюзной деятельности и самоорганизации. Мы благодарны всем, кто оказал нам доверие, влившись в наши ряды.

За прошедшие три года мы далеко продвинулись. Например, смогли развить новый межотраслевой межрегиональный профсоюз работников автопроизводства (МПРА). Сейчас он действует во всех транснациональных кампаниях, которые начали работать в России – "Форд Моторз", "Автофрамос" ("Рено"), "ТагАЗ" ("Хюнде") "АвтоВАЗ" и "Дженерал Моторз – АвтоВАЗ", "Фольксваген" и в ряде других производств. Это профсоюз, который прошел борьбу за признание, ряд серьезных забастовок, а также события 1 августа прошлого года на "АвтоВАЗе". Профсоюз признан внутри страны и за рубежом, в нем сформированы нормальный актив, значительная финансовая база. В общем, стал на ноги и развивается вширь.

А кроме МПРА?

Есть и другие примеры. Скажем, в определенный момент мы получили серьезный рост организаций, секторально попадавших в сферу деятельности давней членской организации ВКТ – Общероссийского профсоюза работников торговли и услуг (ОПРТУ). Это, например, первичная профсоюзная организация работников ЗАО "Лигетт-Дукат", первичные профсоюзные организации пивоваренных компаний, таких как "Балтика" ("Балтика-Ростов"), "Ярпиво", "Хайнекен". Были созданы новые первичные профсоюзные организации ФГУП "Почта России – Питер", чаеразвесочной компании "Невские пороги", ООО "Содексо Евразия"; ООО "Полиграфпэкеджинг". В настоящее время силами актива северо-западных профсоюзов, входящих в ВКТ, разворачивается отдельная пилотная программа по привлечению в профсоюзы работников транснациональных сетей в секторе пищевого обслуживания. Конечно, здесь мы набили много шишек, но работа будет продолжена. Качественное расширение членской базы отраслевых профсоюзов, входящих в ВКТ, на наш взгляд, должно помочь традиционным членам субъектам решить ряд внутренних проблем. Так, в случае с ОПРТУ мы ожидаем, что количество перерастет в качество. За счет нового актива должно произойти обновление профсоюза. В ближайшем будущем организация должна будет способна получить внутренние резервы для дальнейшего развития с учетом проведенных в последние годы кампаний.

Какие наиболее заметные кампании, проведенные ВКТ и ее членскими организациями в последнее время можно считать особенно важными?

Можно вспомнить несколько акций членских организаций ВКТ, получивших довольно большой резонанс. Это общая кампания по признанию профсоюза МПРА в ЗАО "Дженерал Моторз – АвтоВАЗ". Мы привлекли внимание международной профсоюзной общественности к этой проблеме. Получили более 12 тысяч писем поддержки и протеста. Незаконно уволенная за профсоюзную деятельность Ильсияр Шарифутдинова была восстановлена в прежней должности с выплатой всех компенсаций. Это поддержка участников стачки работников ФГУП "Почта России – Питер". Это начало национальной компании за повышение заработной платы автомобилестроителей, начатое МПРА. Это самоотверженные действия первичной профсоюзной организации АвтоВАЗ "Единство", которая взяла на себя ответственность и координировала действия доведенных до отчаянья работников, которые остановили главный конвейер АвтоВАЗА. После этого мы все совместно с профкомом пытались защитить участников акции от незаконных взысканий.

Это поддержка мартовской забастовки членской организации НПГР на шахте "Красная шапочка" ОАО (СУБР), входящего в Объединенную компанию "Русский алюминий". Мы все помним, как РУСАЛ спешно прятал свои логотипы на московском офисе во время организованного ВКТ пикета.

Это, наконец, 25-дневная забастовка, организованная профкомом "Форд Моторз Компани", которая окончилась победой профсоюза и показала, как пробивать бреши в антизабастовочном законодательстве.

Мы не склонны преувеличивать значение Конфедерации в этих событиях. Все они были вынесены на плечах простых членов профсоюзов и актива. Однако реальная и существенная поддержка Конфедерации сопровождала каждое из названных действий. Была оказана реальная помощь. И такая помощь будет оказываться впредь, какой бы характер ни принимали коллективные действия по защите прав членов профсоюзов.

Не могу не отметить, что эта деятельность сопровождалась становлением практики совместных действий с ответственными общественно-политическими силами, готовыми поддержать справедливую профсоюзную борьбу. Опыт Комитета солидарных действий Санкт-Петербурга должен быть серьезно изучен профсоюзами других регионов. Движение "Вперед", Институт "Коллективное действие", Институт глобализации и социальных движений становятся нашим дополнительным ресурсом в ходе солидарных действий. Обоим сторонам – профсоюзам и общественным движениям – следует ответственно относиться к партнерству. Нельзя допускать утилитарного использования. Следует старательно избегать провокаций со стороны безбашенных радикалов.

Насколько активно ВКТ взаимодействует с коллегами из международного профсоюзного движения? Учитывая, что членские организации ВКТ достигли больших успехов, действуя на российских предприятиях транснациональных корпораций, это, наверное, должно быть дополнительным стимулом для международного сотрудничества?

Да, ВКТ продолжает оставаться активным участником глобальных процессов, происходящих в международном профсоюзном движении. Хотя подобное участие не является для нас самоцелью, мы понимаем, что международная профсоюзная солидарность и взаимодействие с зарубежными профсоюзами, является действенным инструментом нашей работы. Инструментом в наших условиях подчас единственным при серьезном противостоянии с работодателем и властью.

Последние три года ВКТ качественно усилила свое международное представительство. В 2007 году Конфедерация стала учредителем нового единого глобального профсоюзного объединения – Международной конфедерации профсоюзов. В настоящий момент МКП объединяет 168 миллионов работников из 155 стран и территорий и включает в себя 311 национальных профцентров. Член Совета ВКТ Светлана Разина на учредительном Съезде ВКТ в Вене вошла в состав Исполнительного комитета МКП. На европейском уровне организации МКП объединились во Всеевропейский совет профсоюзов (ВЕРС), членом Исполнительного комитета которого на учредительной римской Конференции избрали меня.

Учитывая активное развитие ВКТ в Северо-Западном регионе нашей страны и намерение ВКТ развить свое представительство на предприятиях Калининградской области, в августе 2008 года ВКТ подала заявку и была принята в Балтийскую региональную профсоюзную сеть (БАСТУН). В настоящий момент БАСТУН разворачивает специальный проект по защите базовых прав профсоюзов в регионе. Мы намерены активно включиться в эту работу. Отраслевые профсоюзы ВКТ осуществляют членство в трех глобальных союзах: Международном союзе пищевиков (IUF), Международном союзе металлистов (IMF), в Международном союзе работников нефтяной, химической и горнодобывающей отраслей (ICEM).

Активизация деятельности ВКТ вызвала неподдельный интерес к сотрудничеству с Конфедерацией со стороны целого ряда национальных профцентров. Это Американская федерация труда – Конгресс производственных профсоюзов (АФТ–КПП), это Немецкое объединение профсоюзов, Британский конгресс тред-юнионов и его крупнейшие субъекты, финские профцентры, польская "Солидарность". На региональном уровне мы считаем для себя важным поддерживать братские связи с Белорусским конгрессом демократических профсоюзов, Конфедерацией свободных профсоюзов Украины, литовскими профцентрами. ВКТ ведет активное взаимодействие с Международной организацией труда и агентством МОТ по деятельности трудящихся. Мы осуществляем партнерство с МОТ в его тематических и отраслевых программах. Вот уже много лет представитель ВКТ участвует в ежегодных Конференциях труда (сессиях МОТ). На последних 95-й, 96-й и 97-й сессиях МОТ мне, как президенту ВКТ, был предоставлен статус заместителя делегата трудящихся Российской Федерации.

А насколько верно мнение, что свободные профсоюзы в России лучше всего развиваются на предприятиях с иностранным участием?

Мне не очень нравится определение "свободные профсоюзы": профсоюзы либо самостоятельные, самоуправляющиеся и демократические, либо их просто нельзя назвать профсоюзами.

Действительно, здесь происходит значительный рост профсоюзной активности. Это обусловлено рядом причин.

Первая – это то, что удельный вес ТНК в экономике РФ становится все больше, все больше предприятий подпадает под влияние транснациональных корпораций или создается ими. Этот сектор отечественной экономики все больше и больше расширяется – мне кажется, что эффективно действующие предприятия сознательно готовятся к дальнейшему поглощению со стороны ТНК. И процесс этот происходит как в реальном секторе, так и в секторе обслуживания.

Вторая причина в том, что, конечно, транснациональный работодатель по сравнению с российским лучше воспитан иностранным профдвижением в западных странах и странах "третьего мира".

Кроме того, транснациональные корпорации на момент своего появления в России еще не так сильно обрастают коррупционными патерналистскими связями, так называемым административным ресурсом. Поэтому и организовать рабочих проще: они видят, какая зарплата, какие условия труда у их коллег за рубежом, пытаются подтянуться под эту планку. Мы доводим до них эту информации, проводим семинары, определяем степень эксплуатации наемных работников предприятия таких компаний, основываясь на доле затрат. Их легче объединить и легче развить их инициативу.

Сейчас появилась и относительно новая проблема для российских работников и профсоюзов – использование заемного труда…

Само по себе использование заемного труда не является нарушением трудовых прав. Собственно говоря, правового поля деятельности для заемных агентств нет, и крупные агентства, такие как Manpower и другие, как раз занимаются тем, что всерьез лоббируют закон о частных агентствах занятости и заемном труде. Но мы считаем, что это недопустимо в наших условиях, поскольку заемный работник, попадая на субконтракт, практически лишается последней возможности защиты от произвола работодателя. Во-первых, непонятно даже, кто у него является работодателем, с кем он вступает в трудовые отношения, кто ему должен выплачивать социальные выплаты, кто должен регулировать условия его труда, кто должен за ним следить и кто несет ответственность за выплату зарплаты. Все трудовое законодательство, которое ориентируется на трудящихся с постоянным рабочим местом, таким образом, оказывается бессильным. Исчезает возможность профсоюзной защиты и связей с профсоюзом, распространения на работника условий коллективного договора – например, о распорядке дня.

Нас это беспокоит, мы выступаем против развития этого сектора рынка, считая, что в условиях переходной экономики он еще больше осложнит ситуацию. Лозунг, с которым выступил ВКТ и который поддержали коллеги из КТР и ФНПР: "Нет заемному труду на территории РФ!". Мы считаем, что это явление должно быть запрещено.

Нас критикуют за негибкость позиции, говорят, что таким же образом можно запретить таблицу умножения, что заемный труд уже давно используется на территории развитых стран. Но на территории развитых стран действует и широкая сеть детской проституции – это не значит, что мы должны узаконить это явление. Считаю, что мы должны бороться с применением заемного труда, потому что с ним связаны наихудшие формы эксплуатации наемных работников

А как все-таки обстоит дело с этим явлением в развитых странах?

Там приняты соответствующие законы. Заемные агентства работают на основании законодательных норм, позволяющих им избавлять работодателя от головной боли по эксплуатации наемного работника, – ведь никто не отвечает за условия труда. Все больший сектор рынка на Западе уходит под заемный труд. В ряде развитых западных стран так работает более 70 % работников в ряде отраслей. И эти работники не имеют возможности объединяться в профсоюзы, на них не распространяется действие коллективных договоров, они фактически один на один с рынком.

Там это тоже вызывает противодействие?

Когда мы проводили конференции по этому поводу, мы пытались привлечь экспертов из Международной конфедерации профсоюзов, из разных европейских профцентров. Результатом нашей работы стало понимание, что там эта борьба проиграна. Профсоюзы, которые втянулись в этот процесс, позволили легализовать заемный труд, исходя, видимо из тех же аргументов про "таблицу умножения", сейчас теряют огромные массы наемных работников, которые переходят в работники заемные. На Западе есть первичный опыт, когда профсоюзы, глобальные объединения, заключают договор с крупнейшими заемными агентствами в надежде, что субконтрактные работники будут все-таки попадать в профсоюзы. Но никто не попадает. Потому что трудно отследить момент начала их трудовых отношений.

Кстати, а что сейчас происходит с профсоюзным движением в странах Западной Европы? Насколько известно, оно находится в кризисе?

Кризис профсоюзного движения происходит везде, не только в Западной Европе. Разве у нас сильное оживление? Нет еще, только единичные случаи. Это кризис и международного профсоюзного движения, и национального движения в каждой стране, и каждого профсоюза в отдельности. Он связан с тем, что у работодателя – а мы все чаще сталкиваемся с транснациональным работодателем – гораздо больше ресурсов, чтобы усилить эксплуатацию наемного работника и вытеснить профсоюзы с производства. Это финансовые средства, это приватизированные СМИ, это приватизированное общественное мнение, это госаппарат, представители которого все чаще зависят от ТНК. А профсоюзы, основываясь на традиционных схемах взаимодействия, появившихся еще в начале века – сборе взносов, привлечении других ресурсов, принятия эффективных стратегий – долгое время оставались в неизменном виде. Конечно, произошел перекос всех ресурсов.

Сейчас наиболее активные профсоюзы и их объединения пытаются из этого кризиса выйти. Как это сделать? Повысить свои ресурсные возможности. Как повысить свои возможности? Нужно больше членов профсоюзов, чтобы усилить свою финансово-ресурсную базу и организовать их эффективную защиту. Профсоюзы на Западе находятся в поиске, и мы пытаемся действовать примерно так же. Это единственная возможность хоть как-то противостоять работодателю, который имеет весь инструментарий для давления.

К вопросу о давлении. Как вы можете прокомментировать ситуацию с чередой нападений на руководителя профсоюза "Форд" во Всеволожске Алексея Этманова?

К сожалению, мы фиксируем не только нападения на Алексея Этманова, но и участившиеся нападения на всех наших активистов, в том числе представителей вновь возникающих профсоюзов. Коррумпированной власти и недобросовестным работодателям не нужны не только харизматические лидеры, но и активисты, умеющие обобщать опыт, делать стратегические выводы и транслировать их на широкие массы, усиливая профсоюзные движения. А какие у "сильных мира сего" традиционные методы "работы"? Либо купить, либо запугать. Купить таких людей, как Алексей, нельзя, а устранить, запугать – то, что помещается в их мозгах.

Проводя параллели, могу сравнить нападения на Алексея Этманова с положением первичной профсоюзной организации на Таганрогском автозаводе. Там были такие же нападения после того, как люди захотели организовать профсоюз и начали выдвигать требования. Были такие же действия – попытки избиений, телефонные угрозы. Думаю, это связано с различными нашими кампаниями.

Есть еще подобные случаи, кроме Всеволожска и Таганрога?

Мы их отмечаем повсеместно. Может, не такие громкие, но достается профсоюзам активным, тем, кто не смирился с диктатом работодателя. У нас везде раз в две недели такие случаи бывают.

А есть ли у ВКТ возможности как-то противодействовать такому давлению?

К сожалению, практически нет. Поэтому в ряде случаев и провалились наши усилия по организации новых профсоюзов. Однако я должен со всей ответственностью сказать, что мы постарались не оставить в беде ни одного человека, пострадавшего в ходе этих кампаний. Многие уволенные активисты нашими общими усилиями были восстановлены в прежних должностях, другим выплачены существенные компенсации, оказана финансовая помощь со стороны ВКТ и субъектов Конфедерации. Несколько уволенных лидеров вернулись в наши ряды и работают с нами на освобожденной основе, участвуют в наших текущих проектах. Таким образом, на мой взгляд, заложена новая традиция ответственности профсоюзов перед теми, кто им доверился, кого они подняли из окопа. Я считаю, что этот факт является одним из значительных достижений нашей деятельности за последние три года.

Среди коллективных членов ВКТ – Независимый профсоюз горняков. В 1990-х вокруг шахтеров сложился один из самых заметных очагов социального протеста. А как складывается ситуация в этой сфере сейчас?

С тех пор отрасль претерпела изменения. Профсоюзы потеряли заметную часть членской базы. Закрыты многие шахты, прошли массовые сокращения, этим и закончилась "реструктуризация угольной промышленности". Конечно, происходящее не могло не сказаться на силе и возможностях шахтерских профсоюзов. Они много потеряли, их сделали заложниками политической игры, влияние ряда шахтерских лидеров было девальвировано. Кто-то попал в исполнительную власть, кто-то ушел с работы. Однако определенный оптимизм внушает тот факт, что V съезд Независимого профсоюза горняков России (НПГР) принял специальное решение, позволяющее сохранить общественно значимую идентичность профсоюза, его знамя, и, при этом, расширить секторальное поле для своей деятельности.

В кризисе профсоюзного движения, о котором вы говорили, находятся все. Переломить систему очень сложно. Такой же кризис мы отмечаем в других наших профсоюзах и профсоюзах наших братских организаций и ФНПР. И выход тот же самый: если мы будем бороться за каждое рабочее место, если мы включим людей в сферу принятия решений, если мы их эффективно защитим, если мы охватим как можно больше секторов экономики, мы из этого кризиса выйдем все вместе. Либо останется лучшая часть, которая будет практиковать передовые методы профсоюзной борьбы. Эти методы все равно будут вызревать – и для горняков, и металлургов, и для автомобилестроителей. Наш съезд как раз и пытался выстроить эту стратегию и прописать ее для каждой организации.

Какие планы ставит перед собой ВКТ в ближайшей перспективе?

Прежде всего, необходимо оптимизировать нашу отраслевую структуру для того, чтобы создать правовую и организационную возможность для образования новых организаций, расширения своей членской базы. Уставные документы и организационные возможности, например МПРА, должны предоставлять возможность организации и легализации внутри профсоюза любой первички, действующей на предприятиях тяжелого и среднего машиностроения, а также автомобилестроения. НПГ России мог бы предоставить такую возможность первичным организациям сектора добычи и переработки сырья и полезных ископаемых. Примеры – профорганизации "Тольяттикаучук", "Евроцемента", или никуда сегодня не входящие боевые организации нефтяников Сургута, Мегеона, "Славнефти". Общероссийский профсоюз работников производства никеля, кобальта и платиновых металлов – потенциальная база для организации трудящихся на любом предприятий металлургии и металлобрабоки. Общероссийский профсоюз торговли и услуг уже движется в сторону инкубационной организации для соответствующих и смежных секторов.

Исходя из внутренней ситуации, возникает необходимость создания объединенного профсоюза работников общественного обслуживания, сервиса и бюджетных отраслей.

Горький опыт показывает, что дальнейшие расширение влияния профцентра и его субъектов в промышленных секторах и на отдельных предприятиях невозможно без создания эффективной межрегиональной системы юридической поддержки профсоюзных организаций. Даже самые действенные солидарные механизмы не заменят нормальной юридической экспертизы, ежедневного консалтинга, квалифицированной правовой защиты. Большинство наших провалов связано именно с этим. Мы должны изыскать возможности для создания нормальной юридической службы. Мы осознаем, что внутренних средств для этого недостаточно. Но проблему необходимо решать.

Следует помнить, что охрана труда и производственная безопасность для профсоюзов не менее важны, чем юридическая защита. Уже на прошедшем недавно съезде Конфедерации было предложено избрать главного инспектора труда ВКТ, его заместителя, возобновить действие положения о Межотраслевой инспекции труда. Надежды на возрождение этой работы связаны с намерением Сергея Александровича Скороделова, уникального специалиста по производственной безопасности, вышедшего из Независимого профсоюза горняков России, вернуться к руководству МИТ ВКТ.

Кроме того, все мы знаем, что в период противостояния с работодателем, в период затяжных забастовок острейшим образом встает вопрос о крайне ограниченных средствах, которые профсоюзная организация способна потратить на поддержку акции. У каждого есть свой горький опыт. Мы могли бы создать единый фонд солидарности или пойти по пути создания отраслевых фондов, учитывая тот факт, что например, в НПГР такой фонд имеется.

И, конечно же, мы постоянно должны повышать образовательные возможности нашей организации. Мы способны организовать обучение в области охраны труда, развития лидерства, экономическим основам.

Наконец, я считаю, что нам далее нельзя медлить с проблемой объединения всех действующих демократических профсоюзов в единый профцентр. Это уже вопрос не из разряда политических и идеологических. Это вопрос выживания. Жизнь показывает, что распыленный ресурс не работает в полную силу, не позволяет в полной мере реализовать наши надежды. Невозможно противостоять серьезнейшим антипрофсоюзным, антисоциальным действиям собственников, приватизировавших государственный аппарат. Считаю, что основой для дальнейшего объединения здоровых профсоюзных сил остается той же что прежде – это интеграция ВКТ и Конфедерации труда России.

В принципе же, я все с большей и большей надеждой смотрю в будущее организации, которую мы создали без малого двадцать лет назад. В будущее объединения профсоюзов, которое называется Всероссийская Конфедерация Труда.

Беседовал Михаил Нейжмаков http://www.rabkor.ru/?area=articleItem&id=1307


twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us