О профсоюзах и новом законе об иностранных агентах

8 октября 2012 г. @ RSS
Новости » Законы

21 ноября вступит в силу новый закон о статусе “иностранный агент” для некоммерческих организаций (НКО). Теперь все организации, получающие финансовые средства или иную поддержку из-за рубежа и участвующие в политической жизни страны, должны получить новый статус. И подвергнуться усиленному контролю со стороны государства. Чего в этом смысле ожидать независимым профсоюзам России - разбирался корреспондент “Солидарности”.

ПО СУТИ ДЕЛА

В России зарегистрировано около 230 тысяч некоммерческих организаций, которые действуют в самых разнообразных формах - в виде общественных организаций, фондов, ассоциаций, союзов, даже потребительских кооперативов. И, конечно же, в виде профессиональных союзов. Все эти НКО объединяет одно: целью их существования не является извлечение прибыли, именно поэтому они и называются “некоммерческими”. Новый закон, который вызвал неслабую шумиху в прессе и обществе, конкретизировал деятельность части НКО, охарактеризовав их как “иностранных агентов”.

О чем именно идет речь? Под НКО, выполняющей функции иностранного агента, теперь понимается российская некоммерческая организация, которая получает денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников, и которая участвует, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации.

Это официальная формулировка законодателей. А проще говоря, вы и ваша организация должны зарегистрироваться как иностранный агент только при соблюдении двух условий: если организация получает деньги из иностранных источников и при этом участвует в любой политической деятельности страны. Всё.

ЕСТЬ 330-я!

В связи с вышеописанными нововведениями планируется создание специального реестра, в котором будет вестись учет всех этих “иностранных агентов”. Предполагается, что надзорные органы будут чаще и чище их проверять. Операция по перечислению на счет НКО более 200 тысяч рублей (или эквивалентной суммы в иностранной валюте) подлежит обязательному контролю в рамках борьбы с отмыванием доходов, получением средств преступным путем и финансированием терроризма. В общем, теперь государство может спокойно заглянуть в карман “иностранного агента” и узнать, чем это он там занимается.

В принципе, негативная реакция большинства представителей некоммерческих организаций понятна: российская законодательная школа всегда славилась умением пожестче прописать карательные меры, “если вдруг что”. Действительно, вслед за принятием закона об НКО стал потолще и УК РФ - в 229-ю статью были добавлены два новых состава преступления. Теперь у нас законодательно запрещено создание НКО или структурного подразделения иностранной некоммерческой неправительственной организации, деятельность которых сопряжена с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний.

Так что если вам дадут деньги из-за рубежа и вы решите провернуть здесь революцию, у вас ничего не получится. Справедливости ради - и так бы ничего не получилось, но теперь вас задавят не экономически, а без “фокусов”, просто в соответствии со статьей, предполагающей, в том числе, три года тюремного заключения. А если вы добропорядочный “иностранный агент”, но по каким-то причинам уклоняетесь от предоставления документов для проверок или включения себя в реестр, для вас написана свеженькая 330-я статья УК РФ. Согласно ей предусмотрено, помимо многотысячных штрафов, лишение свободы сроком до двух лет.

Кажется, после прочтения теперь и глупому станет понятно, что вся эта каша была заварена с одной целью: для ужесточения борьбы с самыми разными зарубежными агентами влияния на внутреннюю жизнь и политику страны, в том числе через так называемую оппозицию. В общем, чистейшие шпионские страсти. Мы ведь прекрасно знаем, что большинство иностранных религиозных организаций, зарубежных благотворительных фондов, “институтов предпринимательства”, “сетевых академий на службе обществу” и других организаций, “способствующих прогрессу в достижении открытости и прозрачности гражданского общества в России” (формулировка посла США в России Майкла Макфола), - большинство из них подпитывается крупными средствами из-за рубежа, а значит, они обслуживают не российские интересы.

Кстати, подобный законодательный опыт взят как раз из практики Соединенных Штатов. Там давно уже (с 1938 года) действует закон об иностранных агентах FARA (Foreign Agents Registration Act), который регулирует не только политическую деятельность общественных организаций, но и лоббистскую деятельность бизнес-корпораций. То есть российское государство решило бить агентов влияния их же оружием.

А МЫ-ТО ТУТ ПРИ ЧЕМ?

По большому счету - ни при чем. Но есть, как говорится, нюансы. Естественно, российские профсоюзы (профобъединения, отраслевые профессиональные союзы), представляющие интересы работников, являются некоммерческими организациями, а значит, подпадают под действие нового закона.

Согласно его букве к политической деятельности не относится: деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчества. Под эти виды деятельности подпадают тысячи НКО, и даже если они финансируются из-за рубежа, то не могут считаться иностранными агентами, ибо не занимаются политикой. Мы прекрасно знаем, что во всех этих сферах российские профсоюзы принимают самое активное участие.

- У нас нет никаких ограничений и запретов на использование средств благотворительных организаций и помощи, в том числе из-за рубежа, - заявил президент РФ Владимир Путин на встрече с ветеранами и представителями общественных организаций 1 октября в Москве. - Это будет только приветствоваться.

С другой стороны, закон характеризует политическую составляющую так: НКО признается участвующей в политической деятельности, если независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она участвует (в том числе путем финансирования) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях. Было бы глупо отрицать, что российские профсоюзы точно подпадают и под это определение закона, вспомнить хотя бы акцию 23 февраля в “Лужниках” в поддержку нынешнего президента страны. Кстати, в ней участвовали и десятки других НКО (союзы, ассоциации, учреждения) - они теперь тоже внезапно стали политическими?

Ну и главное - вопрос финансирования. Ни для кого не секрет, что основными источниками доходов российских профсоюзных организаций любого уровня являются членские взносы и использование профсоюзной собственности (профилактории, лечебные учреждения, дома культуры, гостиницы). Вместе с тем всем известно многолетнее плодотворное взаимодействие профсоюзов с фондом им. Фридриха Эберта. Из всех германских фондов, действующих в России, только этот фонд занимается вопросами профсоюзного движения, так что со всех точек зрения никакого состава преступления тут нет. Однако согласно закону об НКО какие-то финансовые отношения с зарубежными источниками все-таки имеются. Это же касается множества грантов, которые получают профактивисты на обучение и стажировку, в том числе за рубежом.

В итоге по новому закону российские профсоюзы и занимаются благотворительной и политической деятельностью, и имеют какие-то финансовые отношения с зарубежными источниками. Цель всей этой деятельности в данном случае не имеет значения, главное, что совокупность этих условий, как говорилось в самом начале, по закону об НКО как бы обязывает профсоюзы получать статус “иностранного агента”. И в этом весь абсурд.

НЕПРИКАСАЕМЫЕ

Тут вот что самое интересное. Действие всех описанных выше нововведений законодательно не распространяется на ряд некоммерческих организаций: религиозные организации, государственные корпорации, государственные компании, а также созданные ими некоммерческие организации, государственные и муниципальные (в том числе бюджетные) учреждения. А еще - внимание! - на объединения работодателей и торгово-промышленные палаты.

Эту идею в середине июля огласил лично премьер Дмитрий Медведев: “Законопроект о присвоении финансируемым из-за рубежа российским политическим НКО статуса “иностранного агента” не должен распространяться на некоммерческие организации, которые занимаются поддержкой предпринимательства”.

В связи с этим, наверное, не лишена оснований мысль о том, что, пока закон еще не вступил в силу, его необходимо определенным образом доработать, внести поправки с соответствующим статусом для российских профсоюзных организаций. Если мы живем в действительно социальном государстве, то почему работодатели опять получают преимущества, в то время как организации, отстаивающие права российских работников, по логике нового закона, должны регистрироваться как какие-то иностранные агенты? Это, по меньшей мере, неразумно.

© Глеб САВИН, www.solidarnost.org


twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us