Обращение вице-президента Евраза к сотрудникам Качканарского ГОКа

Вице-президент ЕВРАЗа по персоналу Наталья Ионова о социальных гарантиях, непростой ситуации в металлургии, реальных причинах для сдерживания роста заработных плат, о подписании колдоговора

- Насколько известно, сейчас все представители стальной индустрии страны находятся в переговорах с центральным советом ГМПР (горно-металлургические профсоюзы России).

- Да, мы обсуждаем наши правила жизни на ближайшие три года. В том числе, пункты, касающиеся обязательств работодателя по росту заработных плат.

- В пятницу, 13 декабря, состоялась ваша встреча с представителями профкома Качканарского ГОКа. Что обсуждали?

- Основная цель встречи - сблизить наши позиции и донести достоверную информацию, в какой, достаточно угрожающей ситуации, находится металлургическая индустрия и компания ЕВРАЗ.

В рамках обсуждения новой редакции основного тарифного соглашения мы пытаемся договориться о том, чтобы не было жестких рамок по росту заработной платы. Практически все работодатели стальной отрасли - Северсталь, Мечел, Русал, УГМК, Трубная металлургическая компания - сейчас стараются уйти от жестких пунктов, обязывающих их наращивать заработную плату независимо от финансово-экономического положения. Ближайшие несколько лет будут достаточно сложными, поэтому никто из нас не хотел бы брать на себя невыполнимые обязательства.

Необходимо понимать, что мы, как индустрия, живем в состоянии новой реальности - цены на руду и сталь упали, в стране и в целом в мире достаточно большое перепроизводство всех тех продуктов, которые мы выпускаем. Таким образом, при снижающемся спросе и цене, мы хотели бы договориться на ближайший год о тех обязательствах, которые реально смогли бы исполнить.

- В чем сложность переговоров?

- С одной стороны, мы с профсоюзом слышим друг друга, с другой - говорим про разные факты. Нам кажется, что зарплата в Качканаре сейчас очень высока и растет опережающими темпами против производительности труда. Профсоюзу и работникам кажется, что интенсивность их труда такова, что тех денег, которые мы сегодня платим, недостаточно.

Но в нашей жизни бывают ситуации, когда нам нужно принимать решения не только за себя, но и за других. Мудрость, спокойствие, взвешенность позиций, сила и уверенность в переговорах сейчас крайне важны обеим сторонам. Мы в ответственности за те решения, которые принимаем. Если одна сторона подвергает другую к не до конца ответственным действиям, то это проблема двух сторон. Речь идет о работе по правилам. Как менеджер, я могу сказать, что это правильное действие - там, где есть риск для жизни и здоровья работника, нужно останавливаться. Но если эти действия - с целью наказать работодателя, показать, на чьей стороне сила, то это не правильно.

- Что, в худшем случае, может произойти, если конфликт не решится?

- Сейчас зима. Это чревато большими последствиями не только для производственных подразделений, но и для коммунальных служб. Если мы начинаем работать медленными темпами или останавливаем предприятие, то есть риск заморозки основных технологических мощностей.

Если наши люди поймут, что единственный способ договариваться с другой стороной - это только сила, то мы можем перейти к другим конфликтам, что, на мой взгляд, тоже недопустимо. Мы с вами помним, через что нам пришлось пройти в девяностые годы. Думаю, каждому из нас есть, чем рисковать.

- Готов ли Евраз в каких-то моментах сделать шаг в сторону и уступить профсоюзу? Или позиция принципиальна?

- Никогда нельзя сказать, что я иду на принцип, что я буду стоять на своем. Но утверждать, что ЕВРАЗ готов отдать КГОКу, как одному из своих самых эффективных предприятий, определенную долю денежных средств, мы тоже не готовы.

Сейчас пока идет стадия переговоров. У нас не было цели договориться. Мы прилетели сюда, чтобы сблизить позиции. Я считаю, что результаты есть. В любом случае, прямое, открытое, честное, тяжелое, конфликтное, но человеческое общение очень полезно.

- Какие еще нюансы обсуждались на встрече с активом профсоюза, которая состоялась в прошлую пятницу?

- Мы, как сторона работодателя, услышали для себя очень много. Основная боль, о которой говорят работники, - это производительность труда. Возможно, это слово уже набило оскомину. Людей раздражает, что интенсивность растет, количество свободного времени даже на гигиенические паузы катастрофически снижается.

Мы, к сожалению, сырьевая индустриальная страна. Наша горнодобывающая индустрия относится к категории сложных, не всегда активных, неповоротливых, которые вынуждены выживать в изменяющемся мире. Жизнь меняется очень быстро. Происходит снижение цен и спроса. В ближайшее время такого большого потребления руды, как сырья, и металлоконструкций, произведенных из нашей стали, не будет. В силу того, что сворачиваются инфраструктурные проекты, что рынок стройки уже прошел пик своего насыщения, что общемировая глобальная ситуация не провоцирует к тому, чтобы возводилось дополнительное жилье, мосты и дороги. В этот период времени наша индустрия должна стараться быть эффективной.

Пять лет назад у ЕВРАЗа был лозунг, что мы - одна из горно-металлургических компаний с низкой себестоимостью. За последние годы мы, к сожалению, потеряли это конкурентное преимущество. Причина и в росте тарифов естественных монополий и в росте цен на электроэнергию, природный газ, также повысилась стоимость человеческого труда.

- Повлияет ли непростая экономическая ситуация на жизнь качканарского комбината? Или вы постараетесь минимизировать последствия?

- Скорее всего, ситуация на рынке не даст нам возможности заработать тот объем денежных средств, который необходим для реализации запланированных инвестиционных программ на наших комбинатах. С другой стороны, негативное развитие событий в экономике не отразится на жизни наших людей - зарплату мы будем выплачивать вовремя, стабильно продолжим исполнять все социальные обязательства. Да, сейчас комбинат работает с прибылью, но она значительно снизилась и мы ожидаем дальнейшего падения.

В этой ситуации направить средства на повышение тарифных ставок означает сокращение вложений в инвестиционные проекты. Мы можем лишить Качканарский ГОК успешного и стабильного будущего. Впереди строительство нового отсека хвостохранилища, разработка Собственно-Качканарского месторождения, вложения только в эти два проекта превысят 21 млрд рублей.

2013 год был для нас непростым. По итогам стратегической сессии, которая состоялась в августе, мы приняли решение о закрытии и продаже ряда активов. Мы будем вкладываться в то, что максимально эффективно. Уже столкнувшись с продажей и закрытием активов, я точно могу сказать, что на контрасте с небольшими компаниями ЕВРАЗ выглядит очень прилично и, не побоюсь этого слова, достойно.

- Недавно был продан Высокогорский ГОК. Вы отслеживаете дальнейшее будущее компании?

- В рамках каждой сделки могут быть определенные обязательства - либо мы закупаем продукцию, либо поддерживаем экономические отношения. То есть, так или иначе участвуем в деятельности предприятия. Я сейчас говорю не только про ВГОК, но и про ряд угольных активов Сибири, горно-рудные предприятия Кемеровской, Красноярской областей и Хакасии.

При продаже мы стараемся договориться, что передаем определенное количество людей с конкретным уровнем заработной платы, социальными гарантиями. Но я точно могу сказать, что Высокогорскому обогатительному комбинату в ближайшее время предстоят достаточно сложные задачи, связанные с оптимизацией численности. В частности, сокращением людей на 30%, включая аутсорсинг, переводы в другие подразделения, урезание социальных программ и так далее.

- Как обстоит ситуация на сибирских предприятиях?

- Около трех месяцев назад мы завершили сделку по продаже шахты Грамотеинская, прописали те же самые социальные обязательства будущего работодателя. Но выяснилось, что по истечении трех месяцев новый владелец ни разу не заплатил заработную плату. По сути, мы продали компанию с реальными обязательствами, каких-то специальных требований/ограничений к нам со стороны законодательства нет, но, тем не менее, сейчас губернатор вынужден был обратиться к нам, чтобы каким-то образом решить эти проблемы. Сейчас, несмотря на то, что шахта уже не наша и мы не несем ответственности за людей, ЕВРАЗ занимается поиском вакансий - куда перевести людей из Грамотеинской, каким образом обеспечить им выплату зарплаты и как минимизировать все социальные последствия такого, мягко говоря, безответственного отношения к работникам.

- Надеюсь, Евраз не планирует продавать качканарский комбинат?

- Нет, Качканар и Нижний Тагил - это наша самая эффективная технологическая цепочка. Для нас в этом есть как плюсы, так и минусы. С одной стороны мы понимаем, что не можем и не должны допустить никаких экспериментов, с другой стороны осознаем, что и эта высокоэффективная цепочка находится в том же непростом рынке.

Предстоит сложный год - как бюджетным предприятиям, так и коммерческим. Правительство и крупнейшие компании - такие как РЖД, Газпром - не планируют поднимать зарплаты даже на уровень инфляции. Мы, как работодатели, также вышли к представителям трудового коллектива с призывом отложить рост з/п до 1 января 2015 года. На Качканарском ГОКе сейчас самая высокая заработная плата - как внутри группы компаний ЕВРАЗ на российской территории, так и среди всех отечественных горно-металлургических предприятий. За исключением северных ГОКов, где есть северный коэффициент.

- ЕВРАЗ оказывает большую благотворительную помощь городу. Учитывая непростую ситуацию, связанную со сбытом продукции, откажется ли компания от какой-либо части социальных проектов?

- Нет. Мы продолжим поддерживать спортивные клубы, оказывать помощь учреждениям культуры и образования. Продолжим все социальные проекты, которые были начаты ранее. К примеру, уже в ближайшее время качканарский футбольный турнир, возможно, станет международным. Сейчас в нем принимают участие команды России и Украины, но, думаю, должны присоединиться также чехи и американцы. Мы, Качканар и ЕВРАЗ, можем выступить в качестве площадки, которая принимает футбольные команды крупнейших металлургических и горнодобывающих холдингов. Идею поддержали представители Северстали, Мечела, Русала, УГМК. Представляете, что будет происходить в Качканаре уже, возможно, в сентябре следующего года? Предполагаю, что мы выставим и команду управляющей компании, администрации.

- Вообще, удивительно, что при такой ситуации на металлургическом рынке вы не только не отказываетесь от социальных программ, но и не планируете снижать уровень заработных плат.

- Несмотря на непростую ситуацию в отрасли, мы не пойдем на этот шаг. Наша задача - сохранить людей. Крайне важно не потерять их мотивацию и ровное отношение к работодателю. Принимая решения, мы должны быть достаточно ответственными к будущему этих работников. Не хочется никого обмануть, именно поэтому мы призываем отложить рост заработной платы до 1 января 2015 года.

Для сравнения: начиная с 2009 года по текущее время зарплаты на КГОКе выросли в два раза, даже больше. Есть много примеров, когда люди уходят из комбината, но потом возвращаются. Хорошо, когда мы здоровы, молоды и стремимся к большим свершениям. Но очень важно работать в стабильном и надежном коллективе, очень важно иметь справедливое отношение к себе, важно видеть, что компания берет на себя обязательства и исполняет их.

Мы со своей стороны выполним все обязательства, точно проведем индексацию, но нам важно получить от коллектива возможность для маневра, чтобы мы смогли провести перегруппировку внутри группы компаний ЕВРАЗа максимально спокойно. Важен не компромисс, а взаимовыгодное решение. Уверена, мы сможем его найти.

© www.kchetverg.ru


twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us